?

Log in

No account? Create an account

Эти споры - споры без исхода, С правдой, с тьмой, с людьми, с самим собой,

если кто-то кое-где у нас порой
я
evgen_gavroche
Оригинал взят у mi3ch в если кто-то кое-где у нас порой


Каждый раз, когда государство засекречивает ранее открытые данные, можно быть уверенным – речь идет о преступлении, подлости, воровстве или чудовищной неэффективности. Или обо всем сразу. Засекречивание от гражданского общества количества погибших военнослужащих в мирное время – это преступление перед страной. Официально Россия ни с кем сейчас не ведет войну – зачем нужна секретность? Что власть хочет скрыть – новые могилы десантников, мобильные крематории на границе с Украиной или возможное наступление на Мариуполь?

Секретится все. От зарплаты Якунина до бюджета. Секретные статьи бюджета в 2005-2012 гг. составляла в среднем 11,2%. В 2014 году таких статей было более 15%. В бюджете 2015 года секретные расходы составят 21% всех расходов – каждый пятый потраченный рубль via

Наша бездарная власть сошла с ума от безнаказанности. Направление движения понятно. Иностранными агентами признаны «Комитет против пыток» и фонд «За честные выборы «Голос». Значит скоро любая информация о пытках в полиции будет объявлена секретной, так как она подрывает безупречную репутацию наших правоохранительных органов и ставит под сомнение честность подсчета голосов на выборах – вы что, не верите в то, что Чуров правильно подсчитает наши голоса? Да вы шпион и вредитель.

Как вы считаете – что еще будет объявлено секретным?

фейсбук


Оставлены и забыты
я
evgen_gavroche
Девять лиц, проплывшие по Тверской, и вслед за тем оставленные под мостом, молча глядели с портретов и ждали каких-то слов



Людмила Николаевна Любомудрова, пенсионерка, активный человек, 10 мая пришла на Немцов мост, чтобы вместе с другими добровольцами в очередной раз навести чистоту и порядок на народном мемориале. Когда она с охапкой увядших цветов сошла с моста, то увидела девять плакатов с фотографиями. Тут, у моста, их оставили участники шествия «Бессмертного полка», проходившего накануне.

Когда Людмила Николаевна рассказывала мне эту историю, ее переполнял гнев. Под мостом в районе туалетов эти портреты ветеранов войны она ощущала как оскорбление для себя, как кощунство. Она, дочь летчика Великой войны (фотография отца в военной форме висит у нее дома), собрала плакаты и принесла их на мост.

Вечером она забрала портреты домой. Когда я через неделю позвонил ей и спросил, где сейчас фотографии, Людмила Николаевна отвечала с горячей энергией и непререкаемой верой: «У меня они, у меня! И будут у меня! Мы на следующий год с ними пойдем!»

Внизу на плакатах мелкими буквами был напечатан телефон, фамилия, имя, отчество. Я позвонил. Оказалось, это исполком районного отделения партии «Единая Россия» Даниловского района. Со мной говорила Татьяна Владимировна Овчинникова, руководитель исполкома. Как вышло, что плакаты, приготовленные к шествию ее сотрудником, были брошены? Она сожалела о случившемся и говорила о неподобающем поведении волонтеров. Я сказал: «В шествии должны были идти родственники с портретами. Понятно, что родственники портреты своего деда или отца не бросят. Почему шли не родственники?» — «Потому что это были волонтеры…» — «Кто они? Студенты? Кто-то еще?» — «Давайте уже ограничимся тем, что это были волонтеры».

ЧЕГО ДОБИВАЕТСЯ РОДИНА?
я
evgen_gavroche
Владимир ЯковлевВерить Кремлю — последнее дело.
Если есть истина, вбитая нам на клеточный уровень, из поколения в поколение, от прадедов к дедам и отцам, то звучит она именно так.
За последние сто лет не было ни одного случая, чтобы Кремль оправдал надежды просвещенной части населения собственной страны. Подавать надежды — это пожалуйста. А вот оправдывать их — как-то не складывалось. Ни разу.
Поверившие Кремлю в 1930-е — сгинули в лагерях. Понадеявшиеся на Кремль в 1960-е — обрекли себя на беспросветную жизнь в голодной, невежественной стране. Поверившие в обещания разумных экономических реформ и необратимых демократических преобразований в 1990-е — полегли в бандитских перестрелках и под волнами рейдерских захватов и кремлевских переделов собственности.
И сегодня снова, будто и не было всего этого, мы, российские интеллектуалы, поэты, писатели, художники, дизайнеры, антрепренеры и бизнесмены, в очередной раз решаем, уезжать из страны или все-таки оставаться в надежде на перемены к лучшему.
Что здесь сказать? Хотите — уезжайте. Хотите — оставайтесь. Но вот что главное:
НЕ НАДЕЙТЕСЬ!
Не ставьте свою жизнь, ее качество, наполненность и перспективы в зависимость от того, одумается ли очередной безумец, заседающий в Кремле.
С чего начинается родина? — вопрос, который давно уже никого не интересует. Чего добивается родина? — вот что хотелось бы понять. Хотелось бы. А надо ли?
Древнее искусство российских мудрецов — пророчества по запаху канализации Кремля. Из поколения в поколение российские интеллектуалы тратят лучшую часть своей жизни на то, чтобы за неимением других источников надежной информации оценивать перспективы на будущее по запаху отходов жизнедеятельности обитателей Кремля.
И сегодня мы, как наши деды и отцы, вновь вдумчиво втягиваем в ноздри этот запах, надеясь ответить все на тот же вечный вопрос: а не попахивает ли переменами к лучшему?
Сейчас в России надеяться на лучшее, так же, как и опасаться худшего, — совершенно бессмысленно по той простой причине, что худшее уже произошло. Оно, это худшее, заключается в том, что мы вновь тратим жизни на обсуждение оттенков запаха кремлевской канализации, на бесконечные надежды и на нескончаемое пережевывание банальных истин, давно очевидных всему остальному миру. Тратим вместо того, чтобы придумывать, создавать, писать, открывать.
Давайте перестанем при каждом новом кремлевском безумстве хвататься за голову, восклицать «Ну это уже совсем!» и надеяться, что до «СОВСЕМ-СОВСЕМ!» дело все-таки не дойдет.
Давайте просто назовем вещи своими именами.
В России пришел к власти тоталитарный режим, граничащий с фашизмом. Это очевидно и однозначно. Здесь не о чем говорить. Здесь нечего обсуждать. В силу самой природы этого режима к нему бессмысленно апеллировать, его функционеров бессмысленно переубеждать. Как любой тоталитарный режим, он неизбежно погибнет, потому что тоталитарные режимы нежизнеспособны. Но когда это произойдет, абсолютно неизвестно.
Владимир Путин — это не законно избранный президент, а довольно банальный диктатор, узурпировавший власть. Как любой банальный диктатор, он будет держаться за власть до самого конца, используя для этого любые методы, включая самые грязные и разрушительные для собственной страны и ее народа (но не самого себя).
Россия сегодня не демократическое государство, а колонизированная собственной властью страна, лишенная элементарных социальных гарантий и демократических процедур.
Люди, уезжающие сейчас из России, не эмигранты, а беженцы, потому что уезжают они из-за того, что ни жить, ни работать, ни растить детей в России сейчас нельзя.
Трагедия ли это? Это — огромная трагедия.
Да, просран невероятный скачок цен на нефть, который мог бы дать толчок развитию страны на многие годы вперед. Да, полностью уничтожены все преобразования 1980-х и 1990-х. Да, не случись в России прихода к власти нового тоталитарного режима, весь мир сегодня мог бы быть другим.
НО ЭТО УЖЕ ПРОИЗОШЛО.
И никакими нашими рассуждениями, обсуждениями или убеждениями мы не сможем примириться со случившимся или найти вариант, при котором, может быть, под определенным углом зрения, это в какой-то степени все-таки не совсем так.
Это так.
Кремль будет громоздить абсурд на абсурд, пока наконец не рухнет под грузом собственного безумия. Вопрос заключается в том, хотим ли мы быть участниками этого безусловно захватывающего, но до тошноты скучного и несколько небезопасного процесса.
«Каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает», — часто со вздохом повторял мой отец, который был одним из тех, кто поверил Кремлю в 1960-х и потому угробил свою жизнь на советское подобие журналистики, кухонные разговоры и книги о Ленине ради возможности купить машину «Жигули».
Каждый народ имеет то правительство, которого заслуживает. Так было раньше. Сегодня — не так. В сегодняшнем мире для образованного, профессионального человека практически больше не существует границ. И потому дело обстоит совершенно иначе: каждое правительство быстро остается с тем народом, которого заслуживает оно.
Я почему-то думаю, что мы, российские писатели, ученые, журналисты и бизнесмены, вполне имеем право на нормальную жизнь при нормальной власти в нормальной стране. И если Россия не может этого предоставить, то не нужно тратить время и силы на пустые надежды. А нужно максимально быстро и с минимальными потерями для себя и для своей семьи переместиться в ту страну, которая это может предложить сегодня и сейчас.
Нет никакого смысла терять время на то, чтобы спорить с теми, кто утверждает, что сегодня в России все прекрасно, а что не прекрасно, то непременно наладится.
Как наладится — обращайтесь.

Граница на замке, страница паспорта в кармане...
я
evgen_gavroche
Оригинал взят у leo_nardo в Граница на замке, страница паспорта в кармане...


БАНДИТЫ С БОЛЬШОЙ ДОРОГИ. Сегодня утром я должен был вылететь в Мюнхен, где, встретившись с казаками из Ганновера, мы...

Posted by Владимир Мелихов on 29 Май 2015 г.


Социальный эксперимент в Японии
я
evgen_gavroche
Оригинал взят у anton_klyushev в Социальный эксперимент в Японии

Как поступит ребёнок, если взрослый уронит кошелёк?





Культ Личности. Булат Окуджава
я
evgen_gavroche
Новый выпуск программы о настоящих личностях, их судьбах, поступках и взглядах на жизнь. В студии "Культа личности" поэт Дмитрий Быков,автор монографии о жизни и творчестве Окуджавы .

В фокусе OmTV: Россияне отторгают войну с Украиной.
я
evgen_gavroche

«Своих не бросаем» ©
я
evgen_gavroche
Оригинал взят у miggerrtis в «Своих не бросаем» ©

Командование, родные и целая страна отказалась от своих людей.
«Становится стыдно: думал, что добьют, а меня на руках вынесли с поля» - российский офицер-пленный.       Read more...Collapse )