February 12th, 2015

я

Надежда умирает

Оригинал взят у novayagazeta в Надежда умирает

Есть люди — и есть палачи. Есть люди и есть система, пахнущая подлостью и мертвечиной. Люди должны найти выход.

Надежда Савченко голодает шестьдесят дней. Без лишних слов понятно, что такое голодать в тюрьме два месяца. Каждый, кто следит за этим делом, с немым ужасом смотрит на фотографию Надежды, сделанную 10 февраля в Басманном суде, где судья Карпов продлил ей содержание под стражей до 13 мая.

Плоть исчезает. Плоть усыхает, испаряется, глаза проваливаются, щеки ввалились, проступает скелет. Хорошо видны височные кости. Глаза блестят. Нет больше женщины-крепыша, ладной и сильной. Есть измученное, усыхающее тело и огромные глаза и что-то еще, что не понять и не сказать.

То, что позволяет ей не ломаться и даже в состоянии медленного, пыточного умирания формулировать с точностью и резкостью офицера и святого.

«Продолжу голодовку, сегодня шестидесятый день. Я продолжу голодовку до того времени, пока меня не вернут в Украину, из которой меня похитили, или до моей смерти в России».

Collapse )


я

Как украинская война деформировала Россию

Как война в Украине деформировала Россию?

Каким в результате аннексии Крыма и войны России в Донбассе становится авторитарный режим Владимира Путина?

Есть ли шансы на перемены, если Минские соглашения начнут реализовываться и возможное перемирие станет миром?

К чему ведет начавшееся падение уровня жизни в России?

Удастся ли Путину и далее обвинять в ухудшении социально-экономической ситуации США и Запад?

Что нам подсказывает опыт эволюции других авторитарных режимов, например, в Латинской Америке.

Обсуждают социолог Татьяна Ворожейкина, политолог профессор Николай Петров, историки Юрий Фельштинский (США) и Олесь Доний (Киев).

Ведет передачу Михаил Соколов.